Bloomberg смоделировал наступление «века дефицита»

Bloomberg смоделировал наступление «века дефицита»0 © Reuters

Investing.com — Возросшая инфляция и дефицит — только несколько граней кризиса, который нанес удар по мировой экономике, оцененный в $1,6 трлн, пишет Bloomberg.

Новые линии разлома, вероятно, пройдут по глобализации, которая связывала мировую экономику воедино и обеспечивала изобилие товаров.

Ситуация на Украине и карантинные ограничения в Китае из-за COVID-19 нарушили целостность цепочек поставок, подорвали экономический рост и подтолкнули инфляцию к рекордным максимумам. Все это стало основными причинами, по которым Bloomberg Economics сократил прогноз мирового ВВП на 2022 год на $1,6 трлн.

Тем не менее, основная проблема — еще большее разделение мира по геополитическим линиям разлома, которое, похоже, будет только усугубляться.

Bloomberg Economics построил модели того, как нынешняя ситуация может развиваться в долгосрочной перспективе. Ничего хорошего, нас, похоже, не ждет: мир станет значительно беднее и продуктивнее, а уровень торговли вернется к тем масштабам, которые существовали до вступления Китая во Всемирную торговую организацию. Дополнительный удар нанесет инфляция, которая будет выше и неустойчивее.

Первый сценарий предполагает то, что фрагментация останется. В 2022 году товары, дефицит которых приводил к росту цен, были в числе главных бенефициаров, как и компании, которые их производят или торгуют ими. Акции оборонных компаний также показали рост на фоне роста глобальной напряженности.

Роберт Купман, главный экономист ВТО, ожидает «реорганизованной глобализации», которая будет сопряжена с затратами: «Мы не сможем использовать низкозатратное производство с предельным уровнем издержек так же широко, как раньше».

Главной чертой мировой экономики за последние 30 лет была ее способность производить все больше товаров по все более низким ценам. Выход на мировой рынок труда более 1 рабочих из Китая и стран бывшего советского блока в сочетании со снижением торговых барьеров и сверхэффективной логистикой для многих стал веком изобилия.

Но последние 4 года принесли целую серию сбоев: рост тарифов во время торговой войны между США и Китаем, ограничения вследствие пандемии, а теперь санкции и экспортный контроль, которые нарушают поставки сырья и товаров.

Все это в совокупности может привести к тому, что страны с развитой экономикой столкнутся с проблемой, которую они уже давно решили: дефицитом. Развивающиеся страны могут столкнуться с более острыми угрозами энергетической и продовольственной безопасности, подобными тем, которые испытывают многие Шри-Ланки до Перу. И тем, и другим странам также придется бороться с инфляцией.

Если приводить более наглядный пример, то получится, что: 1. Торговые тарифы в США на китайские товары выросли с 3% до примерно 15% за время Дональда Трампа; 2. Ограничения из-за COVID-19 в Китае в этом году поставили под угрозу экспорт на сотни миллиардов долларов и нарушили цепочки поставок для целого ряда компаний от Apple Inc. (NASDAQ:AAPL) до Tesla (NASDAQ:TSLA) Inc.; 3. Доля торгового потока, на который распространяются эмбарго на экспорт или импорт, в 2019 году выросла более чем в 5 раз от мирового ВВП. А целый ряд запретов на российское сырье и усилия стран по обеспечению собственных поставок за счет запрета продаж за границу, такие как недавний запрет Индии на экспорт пшеницы, еще больше увеличили эту цифру.

Что бы ни говорилось о правящих на Западе, в России или Китае режимах, ясно одно: объем товаров на сумму около $6 трлн, что эквивалентно 7% мирового ВВП, циркулирует между странами Запада и всеми остальными странами. В результате введения 25%-ного тарифа на весь этот объем товаров в модель глобальной экономики, что соответствует самым высоким ставкам, установленным в США и Китае друг против друга, глобальная торговля упала примерно на 20% по сравнению с тем, что могло бы быть без таких запретов, вернувшись к уровню конца 1990-х годов, до вступления Китая в ВТО.

Еще одним следствием становится то, что теперь всем странам мира придется перенаправить свои ресурсы на производство, в котором они не всегда сильны, и даже потерять часть производительности, связанной с торговлей. В долгосрочной перспективе откат мировой экономики к уровню конца 1990-х годов сделает мир на 3,5% беднее, чем если бы торговля стабилизировалась на нынешней доле производства, и на 15% беднее по сравнению со сценарием укрепления глобальных связей. Конкретно это может означать, что заводы, производившие товары для рынка в США или Европе, переедут из Китая, скажем, в Индию или Мексику. Как видно из исторических примеров, даже в такой ситуации будут свои победители. Но такой переход потребует времени и создаст серьезные препятствия, открыв период высокой и неустойчивой инфляции.

Второй сценарий — это раскол на так называемые лагери соперников. Безусловно, реальность раскола вряд ли будет развиваться по четким идеологическим линиям. Если в 1983 году на незападные (на Западе их называют авторитарными) страны приходилось около 20% мирового ВВП, то в 2022 году эта доля выросла до 34%. В предстоящие годы экономика Китая перерастет США и Европу, и эта доля будет еще выше. Нынешний конфликт в Восточной Европе показывает, что соперничающие политические системы создают противоположные лагеря. Си Цзиньпин по-прежнему поддерживает своего российского союзника Владимира Путина, в то время как Европа и США вводят санкции против Москвы. Индия, самая густонаселенная страна в мире, продолжает покупать российскую нефть и оружие. Определяется ли это идеологическим расколом или просто расхождением интересов в многополярном мире, не суть важно, главное, что линии разлома реальны.

Китай полон решимости продемонстрировать свою самодостаточность и избежать зависимости от иностранных инноваций, но его 1,4-миллиардное население не имеет достаточной защиты от вируса, которая есть у населения стран Запада. По результатам исследования, опубликованного в журнале Nature Medicine, если омикрон-штамм продолжит разорваться, это может привести к гибели 1,6 млн человек. Поэтому Пекин не видит другого выхода, кроме как продолжать свои драконовские ограничения. В результате экономика Китая получает сокрушительный удар, а остальной мир столкнется с еще большим сбоем в цепочках поставок, поскольку китайские заводы не работают, а грузовые суда простаивают за пределами китайских портов.

«Масла в огонь» могут подлить и такие, казалось бы, сугубо региональные проблемы, как запрет Китая в 2010 году продавать Японии редкоземельные металлы — важнейшие материалы для всего, от смартфонов до аккумуляторов для электромобилей. Россия отключила газ для Польши и Болгарии и может пойти дальше и сократить поставки в Германию, Францию ​​и Италию, в результате чего под угрозой окажется 40% поставок в ЕС, что приведет к рецессии сразу вслед за восстановлением после пандемии.

В этом году по-прежнему действуют тарифы введенные Трампом во время торговой войны с Китаем, продолжающийся кризис COVID-19 усиливает необходимость локализации цепочек поставок, а сырье и продукция из России заблокирована на рынке в США и Европе.

— При подготовке использованы материалы Bloomberg

Следите за нашими новостями в социальных сетях: Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».

Bloomberg смоделировал наступление «века дефицита» 2  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.